Нацистский коллаборационизм на оккупированных землях Белоруссии

gerb minsk

minsk4Нацистский коллаборационизм на оккупированных землях Белоруссии. Белорусские нацистские коллаборационисты (как и их украинские побратимы-бандеровцы) играли немаловажную роль в поддержании оккупационно-террористического режима. Следует отметить, что удельная доля коллаборационистов среди белорусов была самая низкая из числа народов и народностей, проживавших на территории СССР. Таковых, по данным собственно немецких архивов, было не более 70 тысяч человек. Во многом это объясняется большим влиянием религиозной принадлежности на расположенность к сотрудничеству с немецко-фашистским режимом. В частности, подавляющее большинство украинских нацистов-бандеровцев принадлежало к униатской церкви, притом униатские парохи и даже сами униатские митрополиты – духовные руководители дивизии СС «Галичина» Андрей (Шептицкий) и Иосиф (Слипый), – были главными вдохновителями не только сотрудничества их паствы с германскими нацистами, но непосредственно проведения карательных акций и политики геноцида русских, белорусов, поляков, евреев. Украинский 118-й шутцманшафт батальон в подчинении зондер-батальона СС сжег вкупе с многими другими знаменитую белорусскую деревню Хатынь со всеми ее жителями. Наибольшее число коллаборационистов было среди крымских татар, латышей и эстонцев: на 3 белорусских карательных батальона (при гораздо большей численности самих белорусов) приходилось 9 крымско-татарских, 22 эстонских, 37 литовских, 49 латышских и 58 украинских (большинство – из Западной Украины). Несложно заметить, что среди данных этнических групп и в наши дни происходит стремительное возрождение неонацизма, поддерживаемое на уровне политических лидеров.

Ядром нацистского коллаборационизма в Беларуси составили также выходцы из польского или ополяченного населения Белой Руси. Это неудивительно, ибо еще во второй Речи Посполитой межвоенного периода польский националистический режим Й.Пилсудского (герой современной Польши) активно применял методы гитлеровского режима, включая геноцид белорусов и русских (трагическим примером служит один из первых и крупнейших европейских концлагерей в Березе-Картузской, политика массового выселения белорусов Западной Беларуси в западную Польшу и Латинскую Америку с одновременным заселением Белоруссии польскими офицерами-осадниками с семьями). Приняв участие совместно с Гитлером в разделении Чехословакии, Польша собиралась совместно с Третьим Рейхом осуществить захват и разделение самого СССР. Для планирования вторжения еще в 1938 в Варшаву и затем в Беловежскую пущу лично приезжал заместитель Гитлера рейхсмаршал и руководитель Гестапо Герман Геринг, встречавшийся со своим закадычным приятелем президентом Польши И.Мостицким и высшим руководством Второй Речи Посполитой.

Неудивительно, что основу белорусских коллаборантов составили близкие к Польше учредители БНР времен германской оккупации в Первой мировой войне и их преемники – члены БНР в изгнании. Третий президент БНР В.Захарка озвучил меморандум в поддержку Гитлера, а при нацистском правительстве в Берлине был создан «Беларускi камiцет самапомачы». Первыми «белорусскими» коллаборантами, засылаемые перед началом войны на территорию БССР, были бывшие служащие Войска Польского, из которых был составлен полк Бранденбург 800. Во главе коллаборационистских структур с центром в Минске стали прибывшие вместе с нацистскими войсками эмигранты Радослав Казимирович Островский, ставший начальником Минской управы, и Иван Абрамович Ермаченко, возглавивший «Беларускую народную самапомач» (оккупационную полицию), созданную немцами из бывших офицеров Войска Польского. После войны обоим удалось перебраться в США, где эти нацистские прислужники были пригреты американской властью и долгие годы вели подрывную деятельность против нашей Родины. Главными коллаборационистскими пропагандистами были основатели «Беларускай нацыянал-сацыялiстычэскай партыi» Вацлав Козловски и Фабиан Акинчиц, издававшим рупор псевдобелорусской нацистской пропаганды «Беларускую газету», а также главный редактор издания «Беларускi голас» Франтишек Тумаш.

В 1943 году вместе с поражениями, нанесенными Красной армией нацистам на фронтах, немецкие оккупанты резко активизировали поддержку и организацию коллаборационистского движения на территории Белоруссии. 22 июня в Минске был создан «Саюз беларускай моладзi» (аналог гитлерюгенда) под руководством униатки Н.Абрамовой (Теодорович) и Михася Ганько, главного редактора журнала «Жыве Беларусь!». 27 июня по инициативе гауляйтера В.Кубе при Генеральном комиссариате Вайсруссланд

была создана «Беларуская рада даверу» – совещательный орган, который был призван собрать вокруг германской администрации при гауляйтере актив из местных предателей и убежденных националистов и сплотить их для службы нацистско-фашистским оккупационным властям. Главным поручением «Раде даверу» со стороны Рейхскомиссариата Остланд была борьба с партизанами преимущественно провокационными методами. Раду возглавил поляк Вацлав Ивановский, бывший член правительства БНР в 1918 году. 21 декабря «Беларуская рада даверу» была трансформирована в «Беларускую цэнтральную раду», на которую были возложены полицейские и пропагандистские функции. Отдел пропаганды, прессы и культуры БЦР возглавил Евгений Тодорович Калубович (местный аналог Геббельса), который впоследствии также нашел прибежище в США, стал там премьер-министром правительства БНР и ввел активную русофобскую и антисоветскую деятельность.

Новой вехой в истории преступников и пособников нацистов, выступавших от имени белорусского народа, стало создание в Минске 23 февраля 1944 года при «Беларускай цэнтральнай радзе» военного коллаборационистского формирования «Беларуская краёвая абарона» под руководством штандартенфюрера СС Франтишака Кушеля, бывшего офицера Войска Польского, который до этого с августа 1943 года был главным уполномоченным по вопросам белорусских полицейских формирований (главным полицаем на территории Беларуси). Женой Ф.Кушеля была националистическая поэтесса Н.Арсеньева, сотрудничавшая с редакцией «Беларускай газеты» Вацлава Козловского, и ставшая автором стихотворения «Малiтва за Беларусь», по словам которого был написан гимн «Магутны Божа» – безбожно-кощунственное политическое знамя нынешней прозападно-националистической оппозиции. Его до прихода к власти А.Лукашенко собирались сделать государственным гимном Республики Беларусь. После войны штандартенфюрер СС Франтишак Кушель обеспечил переход «белорусских» нацистских подразделений на сторону армии США в конце апреля 1945 года и вместе с женой перебрался в США, где они занимались активной русофобской и антисоветской деятельностью в рамках «Беларускай цэнтральнай рады» в изгнании и на радио «Свабода».

В «Беларускую краёвую абарону» осуществлялся насильственный призыв, включая военнопленных, под угрозой смертной казни. При этом со всей Белоруссии удалось первоначально собрать около 40000 человек, из которых до службы удалось довести лишь 21700 человек, принявших присягу в Минске 25 марта 1944 года. Но и к этим батальонам БКА оккупационная власть не испытывала особенного доверия и предоставляла им слабое вооружение. Дисциплина их неуклонно снижалась, а главная проблема была в дефиците офицеров, что говорило об уровне реального желания даже этих людей сражаться за «независимость национальной Беларуси» в составе Третьего Рейха. Тем не менее БКА принимала активное участие в операциях против партизан вплоть до июля 1944 года. Командиры БКА были подчинены напрямую командованию ССовцев и согласовывали свои действия напрямую с немецкими властями. В числе операций, в которых принимали участие части «Беларуская краёвая абарона» совместно с СС и полицией, выделялась операция «Фрюлингсфест» («Праздник весны»), проведенная в районе Полоцка и Лепеля, в результате которой местные подразделения советских партизан потеряли более 80% своего личного состава. К концу оккупации БКА использовалась для борьбы с партизанами, охраны различных объектов и хозяйственных работ, а также пополнения «белорусских» военных нацистских формирований за счёт вербовки новых солдат, создания вспомогательных контингентов для использования их в системе обороны нацистской Германии от наступления освободительной Красной армии, организация антисоветского партизанского движения на территории Белоруссии – в том числе под управлением уже американской разведки и силовых спецслужб.

«Беларуская краёвая абарона» была разгромлена 23 июня 1944 года советскими войсками во время крупномасштабной освободительной операции «Багратион». В хаосе отступления многие части БКА оказались целиком лишены руководства, связь между главным управлением и многими батальонами была нарушена. Часть батальонов приняла участие в боях с передовыми частями советских войск и была уничтожена, другие – распущены своими командирами, некоторым удалось вместе с отступающими частями Вермахта эвакуироваться в Польшу, где они впоследствии влились в состав 30-й гренадерской дивизии войск СС. Наконец, оставшиеся коллаборанты вошли в состав так называемой «Беларускай вызвольнай армii» (или «Беларускага краёвага войска», подпольной сетевой организации «Чёрный кот»), которая была создана спецслужбами Третьего Рейха для подрывной деятельности в тылу советской армии и государства, а впоследствии перешла под управление командования спецслужб США. Возглавил «Беларускую вызвольную армию», насчитывавшую более 3000 человек, бывший полицай и каратель безоружного населения Михась Витушка, который в наши дня является одним из главных героев прозападной националистической оппозиции Белоруссии (подобно С.Бандере для украинских неонацистов) и портреты которого в последние годы часто поднимаются на штандарты на оппозиционных митингах.

Последней крупной акцией нацистских коллаборационистов в Минске стало проведение 27 июня 1944 года в Минске «Другога Усебеларускага кангрэса», в котором приняли участие большинство активных лидеров нацистских пособников. Конгресс проходил в условиях приближения к Минску Красной Армии, проводившей крупную наступательную операцию в Белоруссии. На конгрессе было принято решение, что «Беларуская цэнтральная рада» является единственным законным белорусским правительством, а также была выражена всесторонняя поддержка Германии. Были также разработаны планы антисоветских диверсионных и партизанских операций в Белоруссии при отступлении немецких войск с её территории.

Следует отметить, что, несмотря на разгром большей части коллаборационистских формирований с освобождением Белоруссии, белорусский коллаборационизм не исчез с лица земли. Вначале он пустил корни в русофобско-прозападных националистических кругах за пределами белорусской земли. Многие указанные и иные пособники нацистов, включая карателей и офицеров СС, эмигрировали в западные страны – прежде всего, в США, – где получили мощную поддержку и организационную помощь американского и иных правительств, войдя в эмигрантские политические образования во главе с «Радой Беларускай народнай рэспублики». Если в советское время они действовали из-за пределов Белоруссии, то после его распада они получили полную свободу действий (и даже значительную часть государственной власти). Более того, уже в самом СССР вместе со смертью И.Сталина постепенно начали поднимать голову, в том числе, и бывшие нацистские пособники (или, во всяком случае идеологические сторонники): к моменту перестройки они чувствовали себя уже весьма уверенно, активно просочились в сферу науки, культуры, СМИ и были готовы в любой момент перейти к активному наступлению на идеологическом и информационном фронтах. Что и произошло с распадом СССР, когда они – при помощи своих собратьев из числа потомков беглецов на Запад при отступавшем гитлеровском Вермахте – получили широкие права и дружно взялись за переписывание учебников по истории, разработку государственных законов, издание литературы и периодики, подготовку телепередач, вербовку единомышленников среди молодежи и населения в целом. Главными символами их стали, как и в 1918 и в 1941 годах, бел-чырвона-белы стяг и герб «Погоня», никогда прежде не употреблявшихся в качестве белорусских исторических символов и восходящих к национальным символам Польши и Литвы. В частности, бел-чырвона-белы стяг был впервые разработан польским «белорусом» Клавдием Дуж-Душевским в 1917 году в период Февральской революции по просьбе революционных властей Петрограда с целью символически и политически расчленить Белую Русь с остальной Россией и привязать ее к Польше. Использовался этот антибелорусский символ исключительно в период оккупации белорусских земель Германией, Польшей и после развала СССР (в условиях, по сути, также скрытой западной оккупации Белоруссии).

Разворачивающаяся катастрофа была во многом пресечена лишь с приходом к власти Александра Лукашенко, однако на протяжении 20 лет активно поддерживалась США и их сателлитами в Евросоюзе (особенно Польшей и странами Прибалтики). Однако и теперь у них есть возможность – в том числе при помощи СМИ и особенно Интернета – вести многообразную пропаганду среди белоусов (особенно молодежи), которая вначале мягко, а затем все более неприкрыто восхваляет антинародных предателей, западных коллаборационистов и преступников прошлого, насаждает лживые и искаженные националистические мифы, вербует и подготавливает боевиков в ряде соседних государств – в том числе на «героическом» примере их исторических предшественников-карателей и диверсантов.

Аналогичную поддержку получили от Запада и украинские пособники Третьего Рейха и неонацисты-бандеровцы, большая часть которых сбежала от наступивших советских войск и нашла прибежище преимущественно в Канаде и США. Получив полную свободу действий с развалом СССР, они вместе со своими немногочисленными (вначале) приспешниками из числа бывших граждан СССР (особенно много таковых нашлось среди бывших активистов украинской коммунистической партии и комсомола) вели свою планомерную пропагандистско-идеологическую и военно-подготовительную деятельность и, в конце концов, достигли своих целейю В современной Украине день основания нацистской Украинской повстанческой армии объявлен государственным праздником и днем воинской славы, в городах проводятся шествия ветеранов дивизии СС «Галичина» и неонацистские факельные шествия, а первое заседание новой Верховной Рады открыл ее депутат Юрий Шухевич, сын Романа Шухевича – гауптмана войск-СС, командира нацистского батальона «Нахтигаль», заместителя командира 201-й батальона шуцманшафта, проводивших карательные операции против белорусских партизан. Еще недавно невероятное, достояние кошмарных снов стало реальностью наших дней.

И, несмотря на то, что с середины 1990-х прямые и идейные потомки членов «Беларускай цэнтральнай рады» и «Беларускай краёвай абароны» были лишены возможности свободно распространять свою идеологию и движение в Белоруссии (да и доля самих сторонников русофобского и антибелорусского прозападного национализма была на порядки меньше еще в годы самой войны ), народ Белой Руси должен проявлять особую бдительность в этом вопросе: достаточно сказать, что идеологией и героизацией украинского неонацизма и коллаборационизма под воздействием умелых и технологичных внушений были захвачены многие жители (особенно молодые) центральной и восточной Украины, где в годы Великой отечественной войны уровень коллаборационизма был даже меньше белорусского (поскольку не имел под собой почти никакого этнорелигиозного основания). Искажение истории, попытка противопоставить белорусов их русским братьям из России, насаждение и пропаганда неоязычества и униатства, разжигание гордыни и агрессивности среди молодежи (особенно на рок-концертах и массовых спортивных зрелищах) с прибавлением к ней неонацистской символики, лозунгов и портретов коллаборационистов разных времен – эти и многие другие способы насаждения лжи и злобы при активной финансовой и технологической помощи западных государств и элит – особенно в условиях чрезвычайно открытого СМИ и интернет-пространства, почти неограниченного плюрализма (хаоса) в культуре – вполне способны привести к самым трагическим последствиям для нашего государства и народа.

© 2017 Минский государственный медицинский колледж

Дата последнего обновления информации на сайте